наверх

Насколько белорусские бренды защищены от подделок?

Насколько белорусские бренды защищены от подделок?

Видео         Просмотров: 314 Вернуться назад

Насколько белорусские бренды защищены от подделок?

Гость программы «В людях» Александр Шумилин, председатель Государственного комитета по науке и технологиям, рассказал, почему так важен вопрос защиты интеллектуальной собственности.

Ольга Коршун, ведущая:
Обсудим с вами такую важную и интересную тему, как защита интеллектуальной собственности. На первый взгляд кажется, что эта тема не касается нас, она далека от обычного человека. На самом деле это не так?

Александр Шумилин, председатель Государственного комитета по науке и технологиям:
Нет. Как только человек нарисовал первую картину, создал орудие, написал первое произведение, появилась интеллектуальная собственность. Не говоря о промышленной революции, когда появились технические решения, которые развивают весь мир. Естественное, возник вопрос, как это теперь защищать. Второе – это зарабатывать. Кто же это придумал, кому это принадлежит? Сегодня любой товар защищен торговой маркой. Мы приходим и считаем, что белорусская глубокская сгущенка хорошая, а вот если российскую посмотрим, то этикетки будут выглядеть похоже, но при этом мы считаем, что российская сгущенка будет несколько хуже.

Ольга Коршун: Не хуже, а по-другому, не того качества, которое мы хотим, которого наша сгущенка.
Александр Шумилин:
Да, не того качества, которое мы получили. Здесь возникает вопрос защиты бренда или торговой марки. Кстати, за бренд готовы очень серьезно платить. Вот на мне костюм. Если мы напишем на костюме бренд, например, Versace, то большинство людей не сможет отличить белорусский качественный костюм от итальянского костюма Versace. Но тем не менее, если будет просто пришита этикетка Versace, то понятно, что такой костюм будет стоить на порядок дороже, чем, к сожалению, пока наш белорусский. Хотя мы развиваем наши бренды. Наши бренды в Беларуси уже узнаваемы.

Ольга Коршун:
Грубо говоря, мы можем прийти в магазин и потрогать интеллектуальную собственность. Это все товары, которые мы покупаем, мы не хотим платить за подделку, если это бренд, то мы хотим платить за бренд и долго его носить, долго пользоваться. Вы уже затронули эту тему, насколько белорусские товары, которые уже стали брендом, в том числе и наши продукты, защищены от подделки?

Александр Шумилин:
Подняли вы правильную тему. Все защищены. Особенно сегодня, когда мы выходим на внешние рынки, очень важно, чтобы и этикетка имела соответствующую защиту, чтобы вам просто не предъявили претензию, что вы продаете не свой товар, чтобы не получилась такая удивительная ситуация: вроде вы привезли свой товар под своей этикеткой, но не зарегистрировали эту этикетку в этой стране. Соответственно, могут быть предъявлены претензии, что мы продаем не свой товар. Поэтому это прежде всего защита этикетки, торговая марка, которая делается.

Если мы сегодня видели похожий товар, не говорю поддельный, а просто похожий, делают этикетку, упаковку очень похожую на известного производителя. Тогда человек, не разбираясь (в магазине очень много товаров), хватает. Аналогичная продукция, не говорю некачественная, а просто аналогичная, но, как мы сказали, менее известная, но она похожа, может стоить немного дешевле. Человек приходит в магазин, смотрит, что чуть-чуть дешевле, берет себе, а уже дома, прочитав этикетку, открыв банку, разрезав колбасу, отрезав сыр, разбирается, начинает понимать, что вообще-то вкус не совсем того продукта, к которому он привык.

Ольга Коршун:
Расскажите, как пришлось защищать наши бренды за рубежом?

Александр Шумилин:
Это торговая марка, которая регистрируется в Евразийском патентном ведомстве.

Ольга Коршун:
Приведите примеры.

Александр Шумилин:
Все наши продукты, которые поставляются на российский рынок, та же сгущенка защищена. Квас мы защищали, но в определенных элементах не смогли защитить. Квасов очень много, этикетки похожи, очень сложно доказать. С нашей точки зрения этикетки похожи, а еще есть понятие схожести. Интеллектуальное – оно расплывчатое. То есть этикетка должна визуально отличаться от другой, а вот насколько визуально… Для одного похожа, а для другого непохожа. Доказать их отличие очень сложно. Появилась вторая система защиты: международная, по происхождению товара. Например, не просто квас, а уже написано, что лидский. Тогда он должен быть сделан только в Лиде. Или брестская сметана, или брестский сыр. Все должно быть сделано только в Бресте. Тогда уже значительно проще доказать, что ваша интеллектуальная собственность, вашу разработку использовали на другом рынке.

Ольга Коршун:
То есть пришлось отстаивать наши товары. Сейчас мы можем быть уверены, даже покупая в России тот же лидский квас, что он будет произведен и разлит в Лиде?

Александр Шумилин:
Да, если там будет поддельный товар, то наш производитель сможет выставить претензию, что товар подделан, используют белорусский бренд («Лидский Квас»), и предъявить претензии тому, кто продает, найти того, кто подделывал. Естественно, штрафные санкции или вплоть до изъятия товара из сети.

Ольга Коршун:
А были уже случаи, что пришлось где-то изымать?

Александр Шумилин:
В мире поддельный товар подлежит изъятию и уничтожению.

Ольга Коршун:
Как защитить наш рынок, нашего потребителя от такого наплыва подделок? Мы над этим работаем?

Александр Шумилин:
Да, достаточно эффективно работаем. Во-первых, заинтересован сам производитель, чтобы под его брендом не продавалась поддельная продукция. Если бы под Versace или под видом нашей сгущенки продавался некачественный продукт, то очень быстро этот рынок будет потерян, потому что потребитель, считая, что покупает белорусскую сгущенку, откажется от этой марки, получив некачественный товар. Он же не знает – она произведена в Беларуси или не в Беларуси. Поэтому заинтересованность прежде всего у производителя, который защищает свой бренд. А бренд – это защита качества, за это мы платим.